06545e0a1ab6c2c6e56416d7270e023eЗаконодательство России приводится в соответствие с Конвенцией ООН

Два года назад – 3 мая 2012 года – Российская Федерация ратифицировала Конвенцию ООН о правах инвалидов. За это время в отдельные нормативные акты РФ вносились дополнения и изменения. Но лишь сейчас сложилось общее видение проблемы, позволяющее по-новому взглянуть на понятие инвалидности и обеспечить социальную интеграцию инвалидов, их участие в гражданской, политической, экономической и культурной жизни общества. 11 апреля в Государственной Думе прошёл «круглый стол», на котором обсуждался законопроект «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации по вопросам социальной защиты инвалидов в связи с ратификацией Конвенции о правах инвалидов». Председатель ВОИ, депутат Государственной Думы А. В. Ломакин-Румянцев рассказывает о некоторых проблемах, обсуждавшихся на «круглом столе», – и не только о них.

 

– Александр Вадимович, что это за законопроект?
– Законопроект предусматривает внесение изменений в 25 законов РФ в сферах социальной защиты, культуры, транспорта, здравоохранения, информации и связи, жилищной политики, избирательного права с целью приведения российского законодательства в соответствие с Конвенцией о правах инвалидов.
– Какие наиболее важные изменения вносит в законодательство страны обсуждавшийся законопроект?
– Законопроект готовился достаточно долго. Его принятие и согласование с различными ведомствами проходило не всегда гладко. Представители ВОИ принимали активное участие в его обсуждении, многие наши предложения были учтены, в том числе и по определению понятия инвалидности. Проектом Федерального Закона предусмотрены условия совершенствования механизмов реабилитации, установления групп инвалидности, что позволит сделать медико-социальную экспертизу и реабилитацию более адресной, объективной и прозрачной. На сегодняшний день, и мы всегда говорили об этом, критерии определения инвалидности достаточно субъективны, что позволяет экспертам в одних и тех же случаях выносить различные оценки.
Три года «пилотные» проекты совершенствования медико-социальной экспертизы проходили в трех регионах – Удмуртии, Хакасии и Тюменской области. Там отрабатывалась международная классификация функционирования (МКФ) и балльная шкала степени выраженности физиологических и функциональных нарушений. То есть сначала на основании медицинского освидетельствования определяется степень здоровья человека, а затем определяется группа его инвалидности и ограничение жизнедеятельности.
На «круглом столе» был поднят вопрос о внесении в закон понятия «реабилитационного потенциала». Замечу, что это вопрос поднимается уже на протяжении двадцати лет, и мы категорически не поддерживаем введение этого термина. За всё это время никаких реальных методик и рекомендаций по определению этого понятия выработано не было. Каким образом этот «реабилитационный потенциал» может быть использован практически? Как можно высчитывать «реабилитационный потенциал» и отношение государства к человеку? А если у человека «реабилитационного потенциала» нет, он что – государству вообще не будет нужен? И скажите, какое отношение этот «реабилитационный потенциал» имеет к медико-социальной экспертизе, которая должна лишь определять наличие инвалидности и направлять человека на реабилитацию?
Серьёзным же улучшением, например, работы МСЭ при современных технологиях может являться заочное определение группы инвалидности. Или еще один момент – совсем не нужно лишний раз гонять человека по инстанциям для изменений в ИПР. Человек должен иметь право просто обратиться в МСЭ без сбора медицинских справок (если не истек срок, на который установлена инвалидность) и ему должны быть внесены необходимые изменения в ИПР.
– Что еще принципиально нового несет этот законопроект?
– Впервые в российском законодательстве вводится понятие «дискриминация по признаку инвалидности» – надеюсь, что это явится серьезной мерой обеспечения прав инвалидов.
Законопроект предусматривает введение федерального реестра инвалидов как общегосударственного механизма персонифицированной оценки эффективности реабилитации. Это также очень важный момент. Ведь сегодня нет реальной статистики по проблемам инвалидов.
Сделана попытка определить минимальные потребности инвалидов, каковы они? Эти потребности во многом связаны с доступностью – но это не может быть просто «кнопкой вызова», на что охотно идут предприниматели. Если невозможно предоставить услугу в месте ее предоставления всем гражданам, то должны быть найдены иные способы. Например, если парикмахерская находится на верхнем этаже, и у инвалида нет возможности ее посетить, то необходимо предоставить эту услугу на дому.
Но многие вопросы еще надо дорабатывать, и сейчас мы готовим предложения по поправкам.
Например, у региональных и – особенно! – местных органов власти сейчас нет полномочий и, соответственно, обязанности создавать доступную среду.
Кроме того, сейчас отдельная категория зданий до полутора тысяч квадратных метров выведена из числа тех, по которым проводится экспертиза. Значит, они могут быть недоступны для инвалидов. Считаю, что доступность должна учитываться при строительстве всех зданий и сооружении, включая индивидуальную застройку, как это делается, например, в Англии.
Закон должен определять, какая именно квартира подходит для человека, передвигающегося с помощью коляски. Ведь нередко получается, что инвалиду выделяется жилплощадь, непригодная для человека, имеющего трудности с передвижением.
– Да, это очень злободневная проблема. Сейчас, чтобы установить пандус в подъезде или на входе в подъезд, необходимо согласие как минимум 2/3 жильцов, а в случае отказа жителей от установки платформы или пандуса, нарушаются права инвалида. Известны случаи, когда инвалиды самостоятельно решаются на переделку здания, вызывая негодование соседей. Что делать в таких случаях?
– Самостоятельно «рубить окно в Европу» можно только царям. В нашем же случае нужно подключать органы прокуратуры, обществ инвалидов, архитекторов, делать проект выносного пандуса, если квартира расположена на первом этаже, и устанавливать его в соответствии с нормами.
Что касается конфликтных ситуаций… Наша страна ратифицировала Конвенцию ООН о правах инвалидов, где запрещена дискриминация человека по инвалидности. Конвенция обязывает государство, муниципальные, региональные – любые власти делать все необходимое для создания безбарьерной среды для людей с инвалидностью. Инвалид, проживая в доме, имеет те же права, что и другие жильцы. Надеюсь, что внесение изменений в Жилищный Кодекс снимет эти вопросы.
– Обсуждались ли на «круглом столе» проблемы обеспечения инвалидов автотранспортом?
– На «круглом столе» обсуждались поправки в закон по этому вопросу только для инвалидов военной службы. Их следует уравнять с инвалидами производственной травмы, которые имеют право на машину и сейчас. Мы же будем продолжать «пробивать» поправки в Федеральный Закон «О социальной защите инвалидов в РФ» об отнесении специальных автотранспортных средств и дополнительных приспособлений к ним, включая ручное управление, к техническим средствам реабилитации.
– И вопрос вне темы «круглого стола»: у Всероссийского общества инвалидов есть уже контакты с представителями новых субъектов Российской Федерации, какими являются Республика Крым и Севастополь?
– Да, мы уже контактировали с обществами инвалидов Крыма и Севастополя. На ближайшем заседании Президиума будет рассмотрен вопрос о создании в этих новых регионах России организаций ВОИ.

 

 

 

Беседовала
Марина ОЛЕЙНИКОВА

"Надежда" № 5 (404), Май 2014 г.